Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Бирюч коммунистов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бирюч коммунистов » История СССР » Г.С.Ткаченко: Миф о голодоморе — изобретение манипуляторов сознанием


Г.С.Ткаченко: Миф о голодоморе — изобретение манипуляторов сознанием

Сообщений 1 страница 10 из 34

1

Г.С.Ткаченко
проф., доктор философских наук

(г. Киев)

Миф о голодоморе — изобретение манипуляторов сознанием

Источник: newsland.com

          В диапазон тем, используемых манипуляторами сознанием, прочно вошел миф о «голодоморе», который Мирослава Бердник справедливо квалифицирует как «пляски на костях». Миф «о голодоморе» — составная часть «гарвардского спецпроекта», созданного для информационно-психологических диверсий против Советского Союза, а затем и России. В нем четко просматривается направленность — разжигание националистических страстей и прежде всего вражды и ненависти к России и русскому народу. Творцом «гарвардского спецпроекта» был и ныне остается один «из умнейших и коварнейших врагов нашей страны» Збигнев Бжезинский.


«Гарвардский спецпроект» пользовался особым вниманием у правящих кругов и спецслужб США. Он щедро финансировался и постоянно дополнялся новыми научными разработками. В 1983 г. в издательстве Гарвардского университета была опубликована работа Джеймса Мейса «Коммунизм и дилеммы национального освобождения: национальный коммунизм в Советской Украине в 1919–1933 гг.». Ранее эта робота Д.Мейса не получила признания в кругу американских ученых. Однако должных выводов из этого Мейс не сделал и, на потребу организаторов холодной войны, начал формировать миф о стремлении Москвы в интересах укрепления своей власти «погубить украинское крестьянство, украинскую интеллигенцию, украинский язык, украинскую историю в понимании народа, уничтожить Украину как таковую». Д.Мейс не удосужился объяснить или не смог объяснить, почему в интересах политической власти в стране необходимо было уничтожить целый народ вместе с его историей. И, тем не менее, автор был замечен режиссерами холодной войны и определен на должность профессора Украинского исследовательского института Гарвардского университета.

Д.Мейсу приписали и авторство в изобретении термина «голодомор» (вместо «голод»). Однако, как утверждают историки, подлинными авторами этой подмены понятий были украинские националисты, эмигранты второй волны, которые во времена гитлеровской оккупации Украины «прославились» на поприще коллаборационистов, прислужников нацистов, а с 1945 по 1952 гг. — «пятой колонны» США и Англии, совершали кровавые акции на территории Западной Украины. По современной терминологии деяния оуновцев попадают в категорию международного терроризма. И, тем не менее, украинские националисты, как пишет американский истории Кристофер Симпсон в книге «Blowback», найдя убежище за океаном, стали использоваться правительством США «в качестве экспертов в пропагандистской и психологической войне» против СССР. В первом ряду таких экспертов находился Дмитро Соловей (1888–1966). В 1944 г. он вместе с гитлеровцами бежал с территории Советской Украины, освобожденной от оккупации. Позднее перебрался в США и стал прислуживать новым хозяевам, провозгласившим, подобно нацистам Германии, свои претензии на мировое господство. Содержание его труда «Голгота України» (1953), в котором затронуты проблемы «голодомора» на Украине, убеждает читателя в том, что автор руководствовался нравственно-психологической установкой Адольфа Гитлера: «чем больше ложь, тем больше ей верят». В таких «экспертах», вскормленных на идеологической кухне Геббельса, и нуждается дядя Сэм.

2

Проблемой голода и террора в УССР, рядом с Джеймсом Мейсом, занимался и Роберт Конвест, начинавший свою карьеру в качестве сотрудника британской разведки – Информационного исследовательского отдела (IRD), в обязанности которого входило изготовление специальных информационных материалов для политиков и журналистов. Свою известность Конквест приобрел благодаря книгам «Великий террор» (1969), изданной в США по заказу ЦРУ, и «Жатва скорби» (1966). Автор получил за книгу гонорар (80 тыс. долларов) от Организации украинских националистов (ОУН).

Специалисты, исследовавшие книги Конквеста, утверждают, что в числе источников, откуда автор заимствовал аргументы о голодоморе и репрессиях в СССР, оказались художественные произведения В.Астафьева, Б.Можаева и В.Гроссмана, украинских коллаборационистов Х.Костюка, Д.Соловья, а также американца Ф.Била, который в 1931–1933 гг. работал на Харьковском тракторном заводе. Вернувшись в США, он был посажен в тюрьму, но после выхода книги о голоде в издательстве известного антисоветчика Херста его незамедлительно выпустили на свободу.

Прогрессивные зарубежные ученые-советологи Арч Гетти, Герберт Хертле, Олег Арин, Александр Даллин и другие подвергли острой и аргументированной критике фальшивые конструкции Конквеста о голоде. К примеру, профессор университета в Стэнфорде Александр Даллин назвал исследования Конквеста «бессмыслицей» и не нашел свидетельств того, что голод «был намеренно направлен против украинцев». А канадский журналист Дуглас Тоттл в книге «Фальшивки, голод и фашизм: миф об украинском геноциде от Гитлера до Гарварда», опубликованной в Торонто (1987), раскрывая историческую фальшь книги Конквеста и фильма «Жатва отчаяния», доказал, что авторы книги и фильма использовали устрашающие фотографии голодных детей из хроники Первой мировой войны и голода 1921 г.

3

Еще один пример фабрикования фальсификации Конквеста — использование в качестве «свидетельств» о масштабах голода на Украине материалов Томаса Уолкера, которые в 1935 г. публиковались в профашистской херстовской прессе. Позднее выяснилось, что журналист Томас Уолкер — это уголовник Роберт Грин, осужденный в Колорадо на 8 лет лишения свободы, который вскоре странным образом по чьей-то воле исчез из тюрьмы, совершил поездку из Польши в Маньчжурию и в течение этого времени пять дней провел в Москве. Позднее Грин был снова арестован. На суде он признался, что на Украину «его нога вообще никогда не вступала». А теперь «свидетельства очевидца» Уолкера — Грина оказались востребованными американо-натовскими глобалистами и их прислужником оранжевыми. В.Ющенко, став президентом, не замедлил наградить Конквеста орденом Ярослава Мудрого V степени за «привернення уваги міжнародної спільноти до визначення голодомору 1932–1933 років актом геноциду українського народу».

В сфере информационно-психологических диверсий Р.Конквест и Д.Мейс — близнецы-братья. И хотя их разделяет Атлантический океан (Конквест — британец, Мейс — американец), они были порождены «холодной войной», которую начали правящие круги США и Англии. И Конквест и Мейс — антикоммунисты, славянофобы и русофобы. В философско-мировоззренческом отношении оба — идеалисты и метафизики, которые на «древе познания» плодят пустоцвет, а вторгаясь в политическую сферу — ядовитые плоды: апологетику расизма, фашизм (неофашизм) и милитаризм. У обоих однотипный характер источников: представители украинской диаспоры, ранее сотрудничавшие с нацистами. У них близкое родство и в методе «научного творчества». Суть «научного» метода Конквеста (по его собственному выражению) такова: «Правда может быть установлена исключительно в форме молвы. Самый лучший, хотя и не безупречный, источник — слухи». «Научный» метод Мейса определился «Гарвардским проектом устной истории». Возглавляя комиссию конгресса США по расследованию голода На Украине, Мейс устные свидетельства записывал, обрабатывал и публиковал. В завершение, эти свидетельства становились официальными документами конгресса США.

4

Специалисты, исследуя технологию фабрикации представителями комиссии конгресса США информации о голоде На Украине, обнаружили, что 80% свидетельств проходят с отметкой «Анонімна жінка», «Анонімне подружжя», «Анонімний чоловік», «Марія №» и т.д.

Шаткость и весьма сомнительная историческая достоверность источников, на базе которых формировались документы комиссии, не остановила американских правителей от того, чтобы эти документы представить мировой общественности под грифом «Комиссия конгресса США».

Американская академическая общественность увидела в «научном» творчестве Д.Мейса наследие времен «холодной войны» и продолжение идеологического противостояния с Россией, а, следовательно, оно выходит «за пределы научного знания». Перед Мейсом закрылись двери академических институтов США. Оскорбленный и обиженный «ученый» назвал своих оппонентов «сталинистами», «украинофобами» и переехал на Украину. Здесь он попал в теплые объятия «оранжевых»: стал преподавать в Киево-Могилянской академии. Перед ним открылась «зеленая улица» издательств газеты «День», журнала «Політична думка» и других. Мейс был обласкан и госпожой Чумаченко-Ющенко, которая, кстати, тоже имеет пристрастие к исследованию «голодомора» на Украине.

5

Клич к созданию мифа о голодоморе и его «виновнике» – России, прозвучавший за океаном, был услышан и понят в нашем «суверенном» государстве *). За его формирование активно взялись Виктор Ющенко, представитель президентской рати Б.Тарасюк и привыкшие обслуживать власть предержащих (независимо от смены политического режима) С.Кульчицкий, П.Панченко, В.Даниленко и им подобные. В публикации профессора Кульчицкого по исследованию голода На Украине, по сути, вместо ориентации на поиск истины содержится установка на достижение политической целесообразности. (Зеркало недели, 2003, 22 августа). Кульчицкий отмечает, что «довести, що голод 1932-1933 рр. справді був геноцидом, важко». Однако он далее пишет: «Є аргументи на підтвердження геноциду у вигляді терору голодом... Варто лише прочитати ці документи під потрібним кутом зору».

Не трудно понять, что нужным «углом зрения» для Кульчицкого и его единомышленников является апологетика бандеровщины, русофобия и угодничество перед заокеанскими геостратегами, которые задают политическую направленность и тон риторики официальным идеологам Украины. К примеру, в резолюции палаты представителей Конгресса от 22 октября 2003 г. утверждается, что признание голодомора на Украине необходимо для «восстановления украинской идентичности». В унисон утверждениям конгресса США прозвучали слова церковного иерарха американского происхождения, главы украинской греко-католической церкви Любомира Гузара: «Память о голодоморе – это нациотворческий элемент», который представляет собой «фундаментальную ценность, объединяющую общество…».


*) Автор, киевский профессор, имеет в виду современную самостийную Украину, возникшую после расчленения СССР.

6

Для воплощения своей идеи – сплочения Украины на основе западных политических и нравственно-психологических ценностей, носителями которых в прошлом были бандеровцы, а сегодня являются «оранжевые», и перевел свою резиденцию глава униатов Любомир Гузар в столицу Украины – Киев. Сердцевину этих ценностей составляет русофобия (славянофобия). Политическая установка на ее проведение наиболее четко была сформулирована еще Даллесом в известной доктрине по развалу СССР, в которой он призвал сеять «национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу».

Наследники антикоммуниста и русофоба Даллеса ретиво пытаются реализовать его геополитические установки. К примеру, Иосиф Свирский (Житомир) утверждает: «Голодомор 1932–1933 гг. – это геноцид против целого народа, был задуман и осуществлен руководством СССР, находившимся в Москве. А так как Россия была колонизатором Украины…, то многие у нас отождествляют это преступление с Россией». И далее: голодомор – это геноцид и его «цель выморить побольше украинцев, а на их место заселить русских…».

В этом же номере газеты Иосифу Свирскому вторит Антон Турчак, который в голодоморе также усмотрел проявление «преступного интернационал-большивистского режима». Заметим, что в лексике Свирского и Турчака, а также в манере их мышления проявилось много тождества с содержанием письма Я.Стецько рейхминистру фашистской Германии А.Розенбергу. «Москва и жидовство, - писал Я.Стецко (правая рука С.Бендеры), - это самые большие враги Украины и носители разлагающих большевистских интернационалистических идей… ».

7

Поиском виновников «голодомора» На Украине озабочены и президент В. Ющенко. Голодомор, заявил он, был «преступлением против человечества, у которого были свои исполнители». Виновников «голодомора» ищут и представители официальной науки. Так, П.П.Панченко и М.М.Вивчарик в одном научно-популярном издании написали: среди пролетариев, «направляемых в украинское село за хлебом», большинство составляли этнические русские, что «для проведения насильственной коллективизации, раскулачивания, реквизиции продовольствия Украины в период голодомора привлекались воинские подразделения и другие силовые структуры, в состав которых входили преимущественно этнические русские».

Проблема виновников «голодомора» вышла и на страницы школьных учебников по истории. На это обстоятельство обратила внимание Мирослава Бердник. В одном из учебников записано: «Еще не развеялся трупный смрад в опустевших украинских домах, а из других республик СССР, в особенности из России, уже направлялись эшелоны с переселенцами. К концу 1933 г. в Донецкую, Днепропетровскую, Одесскую и Харьковскую области переселилось около 117,1 тыс. человек».

8

Похоже, что наши «ученые» - хранители чистоты расовой (национальной) крови пренебрегли тем фактом, что на Украине, как и во всей великой стране – СССР, осуществлялась реконструкция народного хозяйства на базе новой техники: строились машиностроительные заводы, доменные печи, прокатные станы, шахты и рудники. Украина испытывала все возрастающую потребность в высококвалифицированных кадрах. Чтобы утолить кадровый голод на Украине, по примеру комсомольцев Уралмашзавода, развернулось массовое движение молодежных организаций по повышению квалификации рабочих путем подготовки и сдачи государственного технического экзамена. Особое внимание уделялось техническому переоснащению и кадровому обеспечению черной металлургии и угольной промышленности Донбасса. В 1933-1934 гг. только по путевкам комсомола в промышленные регионы приехали тысячи молодых патриотов, угольный Донбасс пополнился 13600 высококвалифицированных механизаторов. Разумеется, много специалистов приехало и из России. И это положительно сказалось на результатах труда. Если в первом квартале 1933 г. шахтеры Донбасса добыли 10366 тыс. тонн угля, то в четвертом квартале года – 12089 тыс. тонн. В 1934 г. угольный Донбасс после длительного перерыва перевыполнил план добычи угля на 104%. Представляется, что творцов учебника почему-то не волнует то обстоятельство, что ежегодно из западных областей Украины уходит в чужеземные страны 500 тыс. молодых женщин и к тому же не все возвращаются обратно. Их не волнует и то, что около 7 млн. человек постоянно работает за пределами Украины на рабских условиях. Их не волнует и то, что украинская нация превратилась в вымирающую нацию. За 15 лет «суверенной» Украины нас убавилось на 5 млн. и стало меньше 47 млн. человек.

9

Известно, что голод, как следствие засухи и недорода хлебов поразил многие регионы Советского Союза — Украину, Северный Кавказ, Западную Сибирь и Казахстан. Повсюду эта тема осталась лишь предметом научных исследований узкого круга специалистов и воспоминаний старожилов, переживших те трагические дни. На Украине же она прочно вошла в идейный арсенал манипуляторов сознания, с помощью которой формируется национальная подозрительность, пугающий образ внешнего врага и которая помогает обманывать и грабить доверчивый народ.

Устраивая «пляски на костях», каждый специалист по «голодомору» торопится утвердить свою версию численности жертв. И как замечает известный канадский профессор политологии Олег Арин в «Письме из Ванкувера», их диапазон вранья весьма широк: Дейл Даримал называет цифру «голодомора» 5,5 млн. человек, Николай Приходько (сотрудничавший с фашистами в годы войны) — 7 млн. человек, У.Х.Гамберлен и Е.Лионе — 6-8 млн., Ричард Сталет - 10 млн., Хосли Грант — 15 млн. человек. Канадский политолог подчеркнул также, что прогрессивные журналисты западных стран не оставляли без внимания идеологические спекуляции вокруг голода на Украине, вскрыли многочисленные фальсификации по поводу масштабов так называемого «голодомора» на Украине и показали идеологическую «кухню», где и как варили свое чтиво антисоветчики.

10

Недавно в СМИ появилось новое число жертв «голодомора» - 25 млн. человек. Если принять во внимание, что кампания по «голодомору» на Украине продолжает набирать обороты, то можно предположить, что упомянутая величина жертв, достойная занесения в книгу рекордов Гиннеса, будет перекрыта. Отвергая факты о фантастических жертвах «голодомора», никто из добросовестных ученых и политиков не утверждает, что голода на Украине не было. Он был и были жертвы. Признание этой реальности с болью отзывается в сердце каждого честного человека. Однако спекулировать на народной трагедии могут только циничные люди, с неуемным карьеризмом, эгоизмом и одержимостью к стяжательству. Это как раз те характерные черты, которые и определяют нравы столпов мафиозно-«демократических» режимов.

Статистические данные по Украине таковы: в 1932 году умерло 668 тыс. человек, в 1933 году 1309 тыс. человек, то есть всего 2 млн. человек. Если при этом исключить число умерших по естественным причинам, то жертвами голода стали 640–650 тыс. человек, а не 9–10 млн., и тем более не 15 млн., как об этом вещают «независимые» СМИ. Известно и другое, голод 1932–1933 годов не был единственным голодным периодом в нашей стране. Неурожаи и голод повторялись, как правило, через одно — полтора десятилетия. На этот счет существуют многочисленные объяснения. В 1891 году от голода, охватившего 40 млн., умерло более 2 млн.; от голода 1900–1903 годов умерло 3 млн., 1911 года — 2 млн. человек. Разумеется, воспоминания о трагедиях тех лет мало дают «навара» антикоммунистам и русофобам. Вот и хватаются они за интерпретацию тех исторических событий, за которые получают, надо полагать, щедрое вознаграждение от «хозяев» современной жизни, и врут, не зная меры. Разумеется, абсолютно точные цифры жертв голода сегодня назвать вряд ли возможно. Однако нас приблизит к истине, если мы в этой весьма печальной статистике примем во внимание цифры, приведенные, кстати, одним из лидеров украинского национализма В.Кубийовичем, который в своей работе „Зміни в стані населення Советської України в рр.. 1927–1958”, опубликованной в 1959 г. в Мюнхене, оценил потери в 2–3 млн. человек. У Кубийовича величина жертв голода меньше, чем у других авторов (его современников). Эта величина, по нашему убеждению, приближена к реальным потерям. Заметим, что статья была опубликована в 1959 г., когда информационно-психологическая война против СССР и России лишь набирала свои обороты.


Вы здесь » Бирюч коммунистов » История СССР » Г.С.Ткаченко: Миф о голодоморе — изобретение манипуляторов сознанием


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC