Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Бирюч коммунистов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Бирюч коммунистов » Выборы в России » КПРФ — политический банкрот. Не отсудили наши голоса? Больше не дадим!


КПРФ — политический банкрот. Не отсудили наши голоса? Больше не дадим!

Сообщений 1 страница 10 из 26

1

http://img12.nnm.ru/1/1/3/b/6/63f66bd9cea2df1dab14cc275cc.jpg


Данный демотиватор открывает на форуме «Граждане СССР» тему Лжекоммунисты: КПРФ. В ней местный администратор, "Генералиссимус Анастасия", скомпилировала, в основном, авторские материалы из издания «Коммунистического союза 15 сентября» „Газета Коммунистическая”.

Воспользовавшись этой подборкой, как указателем, мы аккуратно перенесли эти материалы сюда. Старательно вставляя ссылки на первоисточники, заодно восстановили имена настоящих аватров (Курмеев, Чернышёв и пр.), которые Анастасия зачем-то стыдливо запрятала на своём форуме под катом. Вместе с тем, мы не могли позволить себе воспроизвести несколько агрессивный стиль подачи, который избрала Анастасия на своём форуме, и дали этой подборке свой заголовок.

Админ

2

Почему нужно бить КПРФ

Многие политически увлеченные люди до сих пор не понимают, почему коммунисты должны бить КПРФ. Всем совершенно ясно, что партия Зюганова коммунистическая только по названию, но многие симпатизируют ее парламентской «силе», величине и популистской риторике. Но то что «велико» и достаточно обширно по видимости часто идеологически оказывается крайне ничтожно, а политически смертельно вредным. КПРФ непрестанно несет в массы трудящихся гниль «левого патриотизма» через обличительную пропаганду и агитацию. Обличает КПРФ своих политических конкурентов, коррупцию и социальную несправедливость. Предлагает КПРФ национально-патриотический план «спасения Отечества» под соусом социалистической трескотни. Но вред деятельности КПРФ не всем понятен, поэтому возьмем последнюю публикацию и рассмотрим конкретно.

В газете «Business class» (другими словами буржуазный класс) отметился депутат пермской думы от КПРФ Солодников, в которой заклеймил изгнанного из партии второго секретаря крайкома Андреяного. Последний критиковал союз КПРФ с либеральной депутатской группой «Солидарность», а на деле, думаю, что был недоволен долей с этого союза. Но важна не фракционная возня в КПРФ, важна идеологическая составляющая, та информация, которая из уст высокопоставленного члена КПРФ разъясняет суть обстановки для читателя. Сам Солодников, хоть и разделяет программу КПРФ, но из-за ее антинаучной размытости и болтологического характера, трактует ее исключительно на собственный лад конкретного мелкого буржуа, вступившего в политическую партию ради укрепления своих экономических и социальных позиций в обществе. Он пишет, что Андреянов «несет бред» о рейдерском захвате партии «буржуями», что разоблачает его как злостного фракционера «реально работающего в союзе с псевдопатриотами на стороне любителей бюджетного распила». То есть Андреянов – сторонник коррупции, который выступил против «буржуев» в партии, тогда как КПРФ, по словам Солодникова, «выступает против мародеров, воров, компрадоров, тех, кто нещадно грабит ресурсы страны и обкрадывает народ. Но вор – это не буржуа!». КПРФ не рекомендует обижать буржуа!

Для того, чтобы объяснить свое понимание сути борьбы КПРФ за «социализм XXI века» автор Солодников не находит ничего лучше, чем самое глупое – объявить буржуазию главным или существенным электоратом КПРФ. Он даже мыслит не согласно анализу ситуации или сообразно каким-то стратегическим целям, он мыслит как торговый деляга, который высокую цену своего товара оправдывает высокой ценой поставщика. Мол, голосуют за КПРФ буржуйчики, значит нельзя против буржуйчиков выступать. Вот так конкретно он это говорит: «Многие низовые предприниматели и представители среднего бизнеса голосуют за КПРФ и поддерживают. А в речах четверки якобы «настоящих коммунистов» (Андреяного и Ко – И.Г.) продолжается обличение язв капитализма и буржуазии, хотя капитализм на самом деле в странах ЕС (Норвегии, Швеции, Германии), США или Китайской Народной Республике, и «буржуи» наши, особенно производители – самые затюканные властью, а мародерствуют в России и измываются над народом – неофеодалы!». Так господин Солодников открыл новую общественно-экономическую формацию, которая замечена только в России: «неофеодализм».

Солодников выдал тарабарщину про неофеодализм, чтобы обелить мелкую и среднюю буржуазию перед читателем в качестве страдалицы наряду с трудящимися. Так господин Солодников прямо соприкасается с либералами, которые вот уже 20 лет выступают за то, чтобы «достроить капитализм». Только Белых собирается при «достроенном» капитализме жить, а Солодников кормит нас перспективой решительной борьбы против этого капитализма. А пока мы должны всячески благоволить буржуазии. В качестве вывода господин Солодников предлагает заменить революционную борьбу на необходимость «оказывать реальную помощь людям, школам, детским садам, больницам, ветеранам войны, организовывать для детей бесплатные кружки, секции, клубы. Всячески приветствовать вступление в партию людей умных, инициативных, предприимчивых. Тогда КПРФ в Перми станет партией дела: живой, активной, страстной, мобилизующей, идеологически сильной, современной и ориентированной на среднесрочные и долгосрочные политические проекты». Видимо умные, инициативные и предприимчивые люди сделают КПРФ идеологически сильной. По мне так, КПРФ как была идеологической помойкой, так и останется, сколько бы солодниковых не желало поправить свои дела с помощью политических игр через проституцию КПРФ.

Отрицать капитализм в России – старая традиция мелкобуржуазного социализма. Статья депутата Солодников для КПРФ типична, потому что КПРФ паразитирует на трудящихся парламентскими иллюзиями. Но главное, что КПРФ паразитирует своей антинаучной, антимарксистской пропагандой. Они сводят классовые противоречия к борьбе против коррупции, а революцию подменяют депутатскими хлопотами мелкого буржуа о благополучии будущих поколений.

Социальная психология Солодникова и КПРФ сплошь охранительная, они не просто против революции и социализма, они против любого революционного потуга. КПРФ уже давно стала партией национально-патриотической, которая продолжает использовать социал-демократическую демагогию. И как национально-патриотическая партия она стоит за интересы отечества, то есть за интересы буржуазии. Трудящиеся нужны только для того, чтобы оставаться предметом эксплуатации. КПРФ за «производителя», то есть за буржуа, то есть против действительного производителя – рабочего. Хотя болтовня КПРФ ведется часто за рабочего, но в рамках лишь незначительных улучшений его положения. КПРФ никогда не займет позицию пролетариата в классовой войне капиталистического общества, КПРФ – это партия буржуазии.

Теоретической границей, за которой КПРФ вся продалась буржуазии, стал отказ от плановой экономики и снятие лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь». Это показывает, что идейное разложение партии стало достаточным, чтобы полностью стать на службу российскому капитализму.

КПРФ пропагандирует мир между «производителем» и рабочим, обещает выборным путем подкорректировать капитализм, обещает национальное превосходство русских, обещает православную духовность. Солодников хороший ученик Зюганова, только слишком прямолинейный и простой, он прямо высказал то, что является содержанием позиции КПРФ по ряду ключевых вопросов.

КПРФ – это партия правая, охранительная, партия против революции, против социализма. КПРФ – один из основных врагов коммунизма в России, она под вывеской коммунизма проповедует антикоммунизм, национализм, парламентаризм, религиозный дурман. Бить КПРФ – значит бить буржуазию, которая как лиса в овечьей шкуре прокрадывается в сознание пролетариев.

Иван Грано

Источник

3

Нужно ли бить КПРФ? И за что?

Заглянем в последнюю программу КПРФ, принятую в 2008 г.: «Стратегическая цель партии — построение в России обновленного социализма, социализма XXI века. При определении своих программных целей и задач, стратегии и тактики, наша партия исходит из анализа общественно-политической практики, руководствуется марксистско-ленинским учением и творчески его развивает, опирается на опыт и достижения отечественной и мировой науки и культуры». Партия, которая действительно руководствуется марксистско-ленинским учением, не может быть одним «из основных врагов коммунизма в России».

Но прежде, чем сказать, что КПРФ нужно не бить, а всячески поддерживать наемным работникам — пролетариату, заглянем в тот самый марксизм-ленинизм, которым КПРФ, согласно своей программе, руководствуется. Создатели этого учения о путях освобождения пролетариата от капиталистической эксплуатации, о переходе к социализму и коммунизму, всегда говорили, что учение должно развиваться с учетом изменений в развитии производительных сил. Но они категорически настаивали на том, что их учение имеет фундаментальные положения, отход от которых делает таких «развивателей» ренегатами — изменниками.

Каковы же эти фундаментальные основы, забвение которых означает предательство марксизма-ленинизма, а носителей такого предательства — обслугой буржуазии?

Советую тем, кто действительно хочет разобраться в вопросе: нужно или нет бить КПРФ как агента буржуазии в среде пролетариата, — прочесть книгу В.И.Ленина «Государство и революция». А после ее изучения заглянуть в программу КПРФ.

Ленин, полностью разделяя взгляды Маркса и Энгельса, утверждал: во-первых, что переход от капитализма к социализму невозможен без революции, свергающей господство буржуазии. Причем, чтобы этот переход был действительным, революция должна на место государства буржуазии сразу же поставить государство пролетариата. О тех, кто проповедует переход к социализму «не в виде свержения господства эксплуататорского класса, а в виде мирного подчинения меньшинства понявшему свои задачи большинству», Ленин писал: «это мелкобуржуазная утопия, неразрывно связанная с признанием надклассового государства, приводила на практике к предательству интересов трудящихся классов».

А вот что мы видим в программе КПРФ: «КПРФ выступает единственной политической организацией, последовательно отстаивающей… национально-государственные интересы». То есть интересы государства буржуазии. Далее: «Основополагающими ценностями являются общинность, коллективизм и патриотизм, теснейшая взаимосвязь личности, общества и государства». То есть КПРФ призывает укреплять буржуазный патриотизм и государство класса буржуазии, потому что считает нынешнее государство надклассовым аппаратом, а не органом буржуазии, защищающим ее интересы.

Далее КПРФ в своей программе заявила: «Партия видит три этапа достижения своих стратегических целей». Таким образом, проповедуя утопическую идею о возможности мирного (без революции) перехода к социализму в условиях диктатуры буржуазии, на страже которой стоит ее государство. КПРФ предала интересы пролетариата и работает на пользу буржуазии. Каковы эти три этапа «реформирования капитализма в социализм», читатель может узнать из первоисточника данной утопии — программы КПРФ 2008 г.

Нет ни одного фундаментального положения марксизма-ленинизма, которое не предала бы КПРФ. Заглянем в небольшую книжку Зюганова «Коммунисты и молодежь в современной России» (2003 г.), написанную в виде вопросов и ответов. Вопрос: от каких идей отказались коммунисты после 1991 г.? Ответ Зюганова: «Мы отказались от идеи, что при социализме могут существовать только три формы собственности: государственная, колхозно-кооперативная и личная… Мы за смешанную экономику, разумно сочетающую государственный сектор и частный бизнес…

продолжение

4

Что касается духовной сферы, то мы считаем, что членами партии могут быть… и верующие…

Мы по-новому посмотрели на соотношение национального вопроса и интернационализма. Каждый народ вправе думать, прежде всего, о своих интересах…

Пересмотрели мы и взгляд на организацию Советов. Они должны строиться на основе принципа разделения властей с тем, чтобы Советы стали законодательной властью, а их органы – исполнительной властью…».

И это предательство фундаментальных положений марксизма-ленинизма программа КПРФ объявила его творческим развитием. Действительно, как заявил Грано: «КПРФ — … под вывеской коммунизма проповедует антикоммунизм, национализм, парламентаризм, религиозный дурман». Ее реальные действия раз за разом подтверждают это.

Последний пример. С марта 2011 г. РКРП-РПК вела переговоры с КПРФ о сотрудничестве на выборах в Государственную Думу и о включении с этой целью в центральную часть ее списка одного представителя рабочих классовых профсоюзов (не ФНПР) и двух - в две региональные тройки. Но КПРФ отказалась от этого сотрудничества в пользу действующего представителя власти — генерал-полковника полиции В.Черкесова, личного друга и сподвижника В.Путина. А послужной список этого полицая таков: с 1992 г. – начальник управления Министерства безопасности ( с 1993 г. – ФСБ РФ) по Санкт-Петербургу; с августа 1998 г. – 1-й заместитель главы ФСБ В.Путина. С мая 2000 г. назначен Путиным (ставшим президентом) своим полномочным представителем в Северо-западном федеральном округе. С марта 2003 г. назначен главой Госкомитета по контролю за оборотом наркотиков (с июля 2004 г. – Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков). В мае 2008 г. Путин (глава правительства) назначает Черкесова главой Федерального агентства по поставкам вооружения, военной специальной техники и материальных средств. Вот такой кондовый патриот буржуазного государства.

В рекламной «Правде» от 14.10.2011 г. Зюганов восхваляет его как патриота, способного вести страну вперед, как специалиста в области национальной безопасности, которого можно поставить на ключевой участок в «Правительстве народного доверия». Между тем этот «специалист» в этом же номере «Правды» так оценил свою деятельность в качестве главы Госкомитета (Федеральной службы) по контролю за оборотом наркотиков (на протяжении более 5 лет): «Российская молодежь гибнет под ударами наркоагрессии. Через государственную границу рекой текут наркотики афганского происхождения, обогащая участников наркотрафика и истребляя наше и без того убывающее население. В стране миллионы наркоманов… рекрутируются в криминальную среду. Среди них сотни тысяч подростков и детей из числа беспризорников».

Как коммунисты оценивают этот факт сотрудничества КПРФ с буржуазией? Лидер РКРП В.Тюлькин на этот вопрос ответил, что в этом мы «наблюдаем выполнение требования властей, которые этим ходом хотят показать степень своего превосходства, доведенного до возможности полного управления превращенной в карманную организацию партии, называющей себя «коммунистической». Образно говоря, это плевок в лицо, который не просто вытерли, но и преподнесли как божью росу».

Даже С.Миронов, лидер «Справедливой России», антикоммунист, в статье «Вместе победим» («Справедливое Прикамье в наступлении» от 25.10.2001 г.) написал: «Я уверен, что и Медведев и Путин говорили неоднократно Зюганову: Геннадий Андреевич, что же ты проспал? Тебе бы… и сейчас не поздно поменять флаг! Назовись социалистической партией, убери эти догмы Ленина-Сталина. Посмотри современными глазами, привлеки новых людей, у тебя все на ура пойдет… я говорю, что объединение двух наших партий неизбежно… Надо обязательно объединяться».

И действительно, между КПРФ и «Справедливой Россией» разница лишь в том, что КПРФ лживо продолжает называть себя «коммунистической партией».

К. И. Курмеев

Источник; цит. по sovetunion.moy.su

5

Вырвем с корнем националистические предрассудки из своих рядов!

http://i027.radikal.ru/1201/9e/1d69debebb36.jpg

Коммунистическое движение современной России с начала 90-х годов заражено национализмом. Такое наследие нам оставили все эти красно-белые и красно-коричневые фронты, о которых у нас до сих пор кое-кто мечтает. Лет 15 назад на фоне проамериканской грабительской политики ельцинского правительства националисты казались союзниками левых – во всяком случае, «меньшим злом» Национализм стал органической частью идеологии, прежде всего псевдокоммунистической КПРФ, но затронул в большей или меньшей степени и настоящие коммунистические организации. Противоестественная идеологическая смесь такого рода приводит, особенно в нынешних условиях, к дискредитации коммунистов как политического движения и марксизма как идеологии в глазах трудового народа, в массе своей все еще считающего КПРФ коммунистической партией. Распространенные в левой среде националистические предрассудки можно рассмотреть на примере дискуссии “Русская культура, Русский вопрос и коммунисты”, опубликованной на Интернет-сайте КПРФ в 2007 г.

Дискуссия примечательна тем, что большинство ее участников входят в руководство КПРФ. Итак, вот какие мысли можно там найти:

Ю.Белов, член ЦК КПРФ написал(а):

«Наметившееся и расширявшееся с определенного времени расхождение русского и социалистического в советском обществе во многом и обусловило распад СССР и капиталистический реванш».


Что-то странное: оказывается, СССР был не интернациональным государством, и какая-то особая роль принадлежала именно “русскому”.

Н.Бенедиктов, депутат Государственной Думы, фракция КПРФ написал(а):

«Мы, этнические русские, и есть сегодня в РФ самое дискриминируемое национальное меньшинство; 80% собственности в России принадлежит восьми этническим кланам, причем русского среди них нет. Это к вопросу о том, кто в России на самом деле ворует… В противостоянии труда и капитала русские оказались без капитала на стороне труда».

Как видим, тут имеется в виду именно русский этнос, а не какой-то особый “тип духовности”. Бенедиктов вовсе не исключает существования русского этнического клана и очень горюет по поводу его отсутствия. А уж утверждение, что “все русские без капитала” – верх глупости, всякий разумный человек понимает, что это не так, и среди буржуазии русских не меньше, чем среди трудящихся. Но тут мы имеем дело, видимо, не с глупостью, а с желанием защитить интересы и обелить эту самую русскую буржуазию.

Г.Зюганов написал(а):

«Сталин, по сути дела, в открытую стал заниматься русским вопросом сразу, как только получил всю полноту государственной власти… Русский вопрос в его политической линии был органичной частью триады стратегических мероприятий наряду с индустриализацией и коллективизацией».


Это более чем спорное историческое “открытие” участники дискуссии далее подкрепляют аргументами, которые иначе как смехотворными не назовешь.

Комоцкий, заместитель главного редактора газеты “Правда” написал(а):

«Руководителем Коминтерна стал Георгий Димитров, славянин, патриот и интернационалист».


Итак, Димитров стал руководителем Коминтерна по причине своей принадлежности к славянству? Вот это да!

Васильцов, эксперт Центра исследования политической культуры России (этот центр создан по инициативе КПРФ):

«ГДР – первое государство рабочих и крестьян на немецкой земле, где формировалась социалистическая германская нация, в этногенезе которой, замечу, был исторически сильный славянский фактор».

Упоминание о полабских славянах, онемеченных ещё в средневековье, конечно, очень трогательно, но при чем здесь ГДР и тем более Сталин?

Затем Васильцов и другой эксперт ЦИПКР, Обухов, изложили “историю русского вопроса”, в ходе которой вырисовывается эпическая картина борьбы русского народа против иностранных агентов влияния. Начало русскому вопросу положил протест против греческого засилья в высших кругах Православной церкви в Киевской Руси XI-XII вв., которое мешало распространению Православия в народной толще. Опять-таки, “эксперты” не могут не знать, что в те века и русского народа-то ещё не существовало, однако ради шовинизма, необходимого для пиара партии, об исторических фактах, известных пятикласснику, можно забыть. Далее следует набор исторических мифов, которые пересказывать нет смысла: начиная от средневековой Новгородско-Московской ереси как “угрозы национальной катастрофы” и кончая засильем иностранцев при Анне Иоанновне (последний миф, как это ни печально, возникнув в XVIII веке, был некритически принят и многими советскими историками).

Апофеозом всего вышеизложенного явились следующие рассуждения Обухова:

«Население отдельных областей Западной Европы по антропологическим признакам различается между собой значительно больше, чем отдельные русские группы… можно говорить о кровном единстве русского народа… многочисленные межнациональные браки заключались в основном между великороссами, украинцами и белорусами, а также другими представителями восточноевропейского этнического типа и не могли привести к изменению сложившихся антропологических характеристик русского народа. Русские по антропологическим признакам – европейский народ».


Вообще-то мы часто слышим от тех же идеологов КПРФ, что русские – это какая-то неевропейская цивилизация; даже в этом последовательности у них нет.

В ходе дискуссии прозвучал также тезис о том, что русского национализма не существует. Раньше КПРФ отрицала существование фашизма в России, а теперь уже и национализма. Но ведь оба эти явления – порождение буржуазии, и если в стране существует капитализм, то в ней есть и национализм, а рано или поздно, при вступлении капитализма в империалистическую стадию (что уже произошло в России), неизбежно появится фашизм. Надо быть слепым, чтобы не видеть всех этих господ, марширующих под монархическими знаменами, а также подростков, с криками “Хайль Гитлер!” нападающих на иностранцев и, всё чаще, на левых активистов. Но идеи этих выродков некоторым членам КПРФ, по всей видимости, близки.

Вот что можно было прочитать в “Советской России” (редактором которой, напомню, является член ЦК КПРФ Чикин) за 10 января 2004 г. в статье, подписанной псевдонимом “Русский”:

«Ни копейки (пфеннига) не украв у страны и народа, придя к власти в жуткие времена едва-едва сбитой кредитами гиперинфляции, подгоняемый необходимостью уже выплачивать по ним долги, с разваленной в стране промышленностью, невозможностью иметь флот и армию, деморализованным народом, Гитлер сумел сделать невозможное и даже более того. Через 6 лет его правления, в 1939 году, не было равной по силе страны».


Без комментариев.

А учитель из г. Крисанов Олег Верещагин в статье “Ювенильная трясина” (“СР” от 27 июля 2006 г.) и вовсе требует отменить ответственность за преступления на почве межнациональной ненависти, потому что это, дескать, “ответ наших ребят на хамство инородцев”.

Понятно, что мнение редакции может не совпадать с мнением автора, но в этих двух случаях мы видим уже неприкрытый нацизм, который коммунистическая газета не может печатать на своих страницах! К тому же, никаких возражений авторам сих опусов в следующих номерах не обнаруживается.

А ведь подобное можно прочитать не только в газетных статьях.

«В России сняты ограничения на выбор местожительства… коммунисты против нелегальной иммиграции и будут добиваться ограничения потока мигрантов, устремляющихся в Москву»


– это уже из программы КПРФ на выборах в Московскую городскую Думу. Подобные факты не кажутся случайными, если вспомнить некоторые заявления Зюганова.
Например:

«КПСС была умной, сильной, очень опытной партией, но она стояла на одной левой ноге… очень важно быть прагматичными и понимать процессы, которые происходят».


К чему приводят подобные поиски “правой ноги” очень хорошо видно на примере ситуации, сложившейся в Воронеже. Стоит привести здесь выдержки из статьи о состоявшихся в этом городе лекциях известного мракобеса диакона Андрея Кураева, на которых присутствовали члены РКСМ(б) Михаил Вечных и Денис Сонин; статья появилась на сайте РКСМ(б) в начале 2007 г.:

«В вестибюле ДК… был замечен небезызвестный ультраправый идеолог КПРФ, так называемый Третий Сокол – Максим Назаров, являющийся членом бюро Коминтерновского райкома КПРФ и одновременно позиционирующий себя как соратник ДПНИ.

Ранее Назаров провокационно называл себя “национал-коммунистом”, однако не так давно, окончательно закрепившись в партии, он решил окончательно сбросить маску и теперь открыто и гордо называет себя национал-социалистом, на форуме ДПНИ он призывает “сделать КПРФ русской НСДАП” и “окончательно добить там левую мразь”.

Благодаря стараниям Третьего Сокола и его покровителей, в КПРФ-Воронеж сложился целый рассадник ультраправых (Назаров гордится, что в его КПРФ вошли настоящие или бывшие члены РНЕ, ДПНИ и монархической организации Русское имперское ополчение; именуется обозначенный блок как “Черная сотня – КПРФ”.

Увидев двух коммунистов из РКСМ(б), которые раньше неоднократно разоблачали гнусные высказывания и провокации черносотенного мерзавца, Третий Сокол начал звонить по мобильному телефону своим соратникам, вскоре к нему присоединилось ещё трое человек (все “черносотенные” члены КПРФ). Во время перерыва Михаил и Денис вышли в фойе. За ними последовали и черносотенцы, которые с криками “Черная сотня! Бей красную мразь!” напали на коммунистов со спины. Драка проходила около новогодней елки… Несмотря на превосходство черносотенцев, товарищам удалось дать отпор.
Когда охранники разняли драку, черносотенцы из КПРФ с пеной изо рта стали объяснять им, что они “сражались за правое дело с красно…ыми масоносатанистами”, “сражались за Русь и веру православную”.

И подобные явления уже не кажутся чем-то необычным. Любая попытка членов КПРФ хоть немного приостановить националистическую вакханалию караются партийным руководством. Например, в 2009 г. Репрессиям подверглась Ленинградская организация КПРФ – за то, что нам не уделялось должного внимания “русскому вопросу”. Впрочем, как показывает практика, подавляющее большинство рядовых КПРФников только приветствуют антимарксистские идеологические новации.

продолжение

6

Вам не кажется, что это уже где-то было? Вспомним 1914 год: подавляющее большинство социал-демократов отбросило интернационализм и поддержало собственные правительства в развязывании мировой бойни во имя “патриотизма и защиты немецкого (русского, французского) народа”. Немногие социалисты, боровшиеся против шовинизма, как Карл Либкнехт, подвергались клевете и репрессиям, в том числе и со стороны недавних товарищей.

Кстати, именно немецкая социал-демократия являет собой пример прокладывания социал-шовинистами дороги фашистам. СДПГ в 1914-19 гг. сделала многое, чтобы посеять и как можно более широко распространить националистические предрассудки среди немецких рабочих; социал-демократы руководили подавлением Революции в Германии.

А потом появилась другая партия – НСДАП, вожди которой тоже активно боролись против “плутократии и империализма”, но только иностранного, английского и американского; при упоминании же немецкого империализма они возмущались точно также, как возмущаются правоверные КПРФники, услышав слова о российском империализме или русском фашизме. Фашистов поддержали, как известно, не только буржуа, но и значительная часть рабочих; произошло это благодаря тому, что рабочие были подготовлены к нацизму пропагандой социал-демократов.

Так кому же прокладывают дорогу наши “борцы за русский народ” из КПРФ? Впрочем, если так будет продолжаться и дальше, то другой партии и не понадобится – КПРФники просто окончательно переродятся в коричневых, как это уже активно происходит в Воронеже. Одна просьба к вождям этой партии: вы название хотя бы смените, например, на Национал-социалистическую русскую рабочую партию. Так будет как-то честнее.

Надо сказать, что проявления национализма, от которых нужно немедленно избавляться, имеются и в РКРП. Если наша пермская организация уже излечилась от этого, то в других регионах ещё можно услышать от представителей РКРП про защиту русского народа (почему не всех остальных народов!?) и борьбу с сионизмом. Например, этим отличаются организации РКРП в Липецкой и Брянской областях.

«Засилье сионистов» – один из самых вредных мифов в коммунистическом движении. Сионизм, конечно, существует, но главным образом в Израиле, и говорить о его угрозе в России – глупо и смешно. Сионизм – враг коммунистов лишь постольку, поскольку их врагом является любая националистическая идеология. Еврейский национализм опасен не более, чем всякая другой национализм. Бороться коммунисты должны прежде всего с той националистической идеологией, которая может заразить наибольшее число трудящихся, то есть, в нашем случае, с русским национализмом.

Источник

7

Фальсификация недавней истории

Как известно, партия КПРФ называет себя “единственной реально оппозиционной политической силой”. Казалось бы, действительно, она гневно обличает политику правительства, ее депутаты дружно голосуют против антисоциальных инициатив правящей партии в органах законодательной власти, местные отделения КПРФ регулярно организуют различные акции протеста. Однако не все так однозначно, достаточно вспомнить некоторые факты из истории этой партии.

Совсем недавно у партии Зюганова имелась значительно большая поддержка среди народных масс, чем сегодня, и КПРФ имела рычаги для существенного влияния на политическую жизнь в стране. Речь идет о 1990-х гг., когда КПРФ на словах не менее яростно, чем сейчас, выступала против ельцинского режима, осуществлявшего реставрацию капиталистических отношений в России. На практике же ее политические действия строились иногда таким образом, чтобы не дать этому режиму погибнуть. О фактах подобного рода в КПРФ ныне стараются не вспоминать, более того, члены этой партии порой банально лгут.

На официальном интернет-сайте КПРФ есть раздел “Календарь: некоторые события из истории КПСС и КПРФ, мирового левого движения”, где ежедневно публикуются сведения о событиях, произошедших в этот день, вплоть до самых мелких. Среди событий за 23 марта отмечено, в частности следующее: “1998 – Б. Ельцин, вернувшись из больничного отпуска, неожиданно уволил премьер-министра В. Черномырдина. КПРФ отказалась поддержать кандидатуру нового премьер-министра С. В. Кириенко. Начало череды правительственных кризисов, завершившихся дефолтом”.

Конечно, о подробностях событий тех лет сейчас уже мало кто помнит, особенно среди молодежной аудитории. Однако надо совсем немного усилий, чтоб определить ложь, содержащуюся в этом тексте сайта КПРФ. Дело в том, что печально прославившийся в том году “киндер-сюрприз” Кириенко получил пост премьер-министра не без помощи КПРФ. Более того, у нее были все возможности, чтобы не допустить этого.

Напомним: ситуация в стране в то время была накалена до предела. Президент Ельцин и правительство, которое с декабря 1992 г., после отставки Егора Гайдара, возглавлял Черномырдин, осуществили хищническое разграбление бывшей советской экономики. Большая часть предприятий за бесценок была отдана в руки различных дельцов, сколотивших миллиардные состояния (именно к 1998 г. оформились основные олигархические группировки). Объем производства катастрофически упал, многие предприятия закрылись, а из числа сохранившихся немало было «дышащих на ладан». Появилась доселе невиданная нигде в капиталистическом мире форма эксплуатации – многомесячные невыплаты зарплаты наемным работникам, Например, на угольных предприятиях Воркуты к концу 1998 г. задержки зарплаты стали достигать 10-12 месяцев, шахтерский город занял здесь «лидирующие позиции». Невыплата зарплаты стала одним из самых простых способов снижения издержек производства и повышения его эффективности, так как в результате инфляции к моменту выдачи реальная заработная плата существенно снижалась. Таким образом, наряду с капитализмом в стране возрождались отношения, характерные скорее для рабовладельческого строя.

Неудивительно, что среди трудового народа, у которого украли страну, который был в большинстве своем отброшен в состояние нищеты, ширилось движение протеста. Постоянно шли митинги и другие акции протеста, организованные оппозицией, порой весьма массовые. Что еще важней, нормой стала забастовочная борьба рабочего класса. Так, в 1995 году количество предприятий, где проходили стачки, по сравнению с 1990 годом увеличилось в 34 раза, а число их участников почти в пять раз. Рост этот продолжался и во второй половине 1990-х годов. Наибольшее число забастовок за этот период (как и за 1990-е годы в целом) состоялось в 1997 году — более 17 тысяч забастовок, увеличившись по сравнению с началом 1990-х годов (1991 год) почти в 10 раз. За это же время примерно в четыре раза выросло число участников забастовок.. В забастовочных акциях 1990-х годов приняли участие коллективы таких крупнейших российских производственных объединений, как Ростсельмаш, Кировский, Балтийский заводы в Петербурге, Норильский горно-металлургический комбинат, судостроительный завод «Янтарь» (г. Калининград) и ряд других предприятий федерального значения. Ширилось и географическое распространение забастовочной борьбы, с 1994 года по 1998 год доля регионов России, где проходили стачки, увеличилась с 42 до 75 процентов. В ходе этих забастовок наряду с социально-экономическими весьма нередко звучали и политические требования, в частности, требование отставки президента Ельцина, превратившегося во второй половине 90-х в объект заслуженной ненависти абсолютного большинства населения страны. Проявлялся массовый протест и в голосовании на выборах – в 1995 г. на выборах в Государственную Думу КПРФ заняла первое место, с большим отрывом от всех конкурентов.

В этих условиях Российская коммунистическая рабочая партия проводила работу по радикализации протестного движения, по формированию классового профсоюза «Защита», Советов рабочих и других структур рабочей борьбы. История показала, что тактика была ошибочной, так как основывалась на иллюзии о якобы сохраняющемся «советском рабочем классе», но целью РКРП всегда была социалистическая революция и диктатура пролетариата. К сожалению РКРП оказалась слишком слаба, в том числе идеологически, и не смогла привлечь на свою сторону рабочий класс.

КПРФ же, называвшая и называющая себя до сих пор «основной коммунистической партией страны», занимала двоякую и порой весьма странную позицию. На словах призывала к уничтожению режима, на деле же подыгрывала ему, стремясь не допустить обострения ситуации. Одним из подобных эпизодов стало и ситуация вокруг назначения в апреле 1998 г. премьер-министром до того почти никому не известного Сергея Кириенко.

Кириенко стал главой правительства с третьего раза. Дважды Государственная Дума отклоняла его кандидатуру большинством голосов, в числе голосовавших против была и почти вся фракция КПРФ (бывшая на тот момент самой многочисленной в Думе). Третье отклонение могло привести к роспуску Думы президентом, и кое-кто из КПРФ стал высказывать мысли, что «за Кириенко надо голосовать, чтобы сохранить Думу». В частности, подобным заявление отметился тогдашний спикер Думы, член КПРФ, Геннадий Селезнев. Хотя, казалось бы, с точки зрения коммунистов в тех условиях надо было идти на обострение, так как до крайности непопулярному Ельцину наверняка не удалось бы установить диктатуру, роспуск Думы привел бы к еще более массовому недовольству, которое имело все шансы поставить крест на ельцинском режиме (а может, и на реставрации капитализма вообще). Однако КПРФ как нельзя лучше доказала тогда то, что к коммунизму она не имеет никакого отношения.

Третье голосование по кандидатуре Кириенко состоялось 24 апреля 1998 г. В отличие от первых двух, депутаты решили сделать его тайным. Кириенко был утвержден премьер-министром 251 голосом, при 25 против. Через 4 месяца его правительством будет проведено новое ограбление трудящихся (в форме дефолта), уничтожившее их банковские вклады и раскрутившее очередной виток инфляции.

Как же голосовали 24 апреля депутаты от КПРФ? Очевидно, что по разному, однако утверждение сайта КПРФ о том, что Кириенко отвергла вся фракция – ложь. Обратимся к арифметике. Как свидетельствуют поименные результаты предыдущего голосования, партийный состав Государственной Думы на тот момент был следующим: КПРФ – 133 депутата, Аграрная депутатская группа и «Народовластие» (левые фракции, голосовавшие вместе с КПРФ практически по всем вопросам) – соответственно 35 и 44, ЛДПР – 50, «Наш дом Россия» – 67, «Яблоко» – 44, «Российские регионы» – 42, «Демократический выбор России» – 6, внефракционных депутатов было 22.

Что же мы видим? Почему при 133 депутатах КПРФ и 212 от левой оппозиции вообще против Кириенко подано только 25 голосов? Никакого бойкота голосования со стороны левых фракций не было. Ответ может быть только один – значительная часть «левых» депутатов, в том числе и членов якобы «коммунистической» КПРФ (кстати сказать, люди с партбилетом КПРФ были и среди аграриев) поддержали ельцинского ставленника, будущего организатора дефолта. При том, что консолидированное выступление всей левой оппозиции против Кириенко наверняка блокировало бы его избрание премьер-министром.
«Левые» господа ясно дали понять, что думские кресла и стабильное существование на немаленький депутатский оклад значительно важнее для них, чем интересы трудящихся, в «защите» которых они любят убеждать свой электорат. Никакого осуждения такого голосования со стороны руководства КПРФ не последовало, а значит – идентичную позицию фактически заняла и вся партия.

И надо отметить, что КПРФ-то, в отличие от трудящихся России, грех было жаловаться на Кириенко. Именно в его правительстве впервые с 1993 г. появился представитель КПРФ, министр промышленности и торговли Юрий Маслюков, назначенный на эту должность в июле 1998 г. А вслед за дефолтом и отставкой Кириенко и вовсе последовал звездный час зюгановской партии – было создано правительство Примакова с ее участием и частично даже под ее руководством (тот же Маслюков в этом правительстве был уже вице-премьером). КПРФ приняла самое активное участие в якобы «спасении России», а на деле – спасении эксплуататорского строя, чем Зюганов со товарищи гордятся до сих пор, поминая время премьерства Примакова при всяком удобном случае. «Спасение Родины» заключалось в том, что обесцененными деньгами были частично выданы огромные долги по зарплате, и таким образом трудящиеся получили иллюзию «улучшения» своего положения. Накал протеста значительно спал, буржуазный режим удержался у власти.

Затем наступил новый этап развития капитализма и соответственно буржуазного строя. Промышленный подъем, некоторый рост уровня жизни (связанный в основном с повышением цен на нефть) привел к тому, что при новом президенте Путине у власти и ее вновь сформированной партии «Единая Россия» появилась массовая поддержка. КПРФ же потеряла значительную часть своих избирателей, в том числе по причине естественного сокращения социальной базы (всегда состоявшей по большей части из пожилых людей, «советского» поколения). В результате ослабевшая КПРФ со снизившимся влиянием в массах стала гораздо менее нужна правящему режиму, в Государственной Думе в настоящий момент она оттеснена на второстепенные позиции. И, судя по истории с Кириенко, только поэтому ныне фракция КПРФ всем составом голосует против путинских премьер-министров и путинских законов. Поскольку от голосования КПРФ ничего не зависит, она имеет возможность строить из себя «непримиримую оппозицию». Однако что будет, если КПРФ вновь сможет воспользоваться обострением борьбы трудящихся, которое неизбежно в будущем? Ответ очевиден: лжекоммунисты снова придут на подмогу капиталистам. Судя по постоянным восхвалениям Зюганова в адрес правительства Примакова, к этой роли КПРФ готова всегда. Просто пока что она не востребована буржуазным режимом.

Трудовой народ не должен больше поддаваться на обман своих мнимых «защитников», пытающихся ложью о событиях недавнего прошлого скрыть свою истинную роль в них. Социал-предателям – никакой поддержки. «Левую» обслугу капиталистов необходимо разоблачать везде и всюду.

Источник

8

Коммунисты и “русский вопрос” (Часть 1)

В последнее время различные политические силы России «оседлали» тему «Россия и русский вопрос». КПРФ, носившаяся с «русской идеей» все последние почти 20 лет, рискует утратить монополию в трактовке этого вопроса. Вот почему созывается отдельный Пленум ЦК, организуются «круглые столы» и научные конференции. Слово «русский» вновь стало излюбленным в речах Г.Зюганова.

Мы ознакомились с его выступлением на мартовском (2007 г.) Пленуме «О задачах партии по защите русской культуры как основы духовного единства многонациональной России». Сегодня нам оказались доступны материалы первой Всероссийской научно-практической конференции «Коммунисты и русский вопрос», состоявшейся 6 апреля2006 г., выступления деятелей культуры и науки на том мартовском пленуме, а также материалы последнего 13 съезда партии и, главное, новая редакция Программы партии.

Это позволяет нам обстоятельнее проанализировать позицию партии по «русскому вопросу».

Удивительная «мешанина» противоречивых взглядов – вот что определяло и определяет политический портрет Геннадия Андреевича. В его речах есть без всякого сомнения ряд положений, марксистских по своей сути, с которыми не поспоришь. Однако их мы насчитали немного. Зато есть «взрывная смесь», выдаваемая многими капээрэфовскими интеллектуалами, за «сочетание марксизма с основами всей традиционной русской общественной мысли». Проще говоря, КПРФ всегда отличалась стремлением поставить рядом графа Уварова и публициста В.Белинского, революционера В.И.Ленина и философа И.Ильина. «Что греха таить, левопатриотическая оппозиция также внесла свою лепту в культивацию подобных настроений», – говорит сам Геннадий Андреевич. Но на этот раз он призывает применять «классовый, самый серьезный марксистский подход»: «Много сказано слов о моральном единении Бунина и Деникина с советским народом во время Великой Отечественной войны. Если Бунин с Деникиным прозрели, это делает им честь. Лучше поздно, чем никогда. Но история не для того поставила коммунистов во главе патриотического движения за национальное спасение, чтобы они разбавляли свою идеологию и программу предрассудками наиболее отсталых и неразвитых участников этого движения. А для того, чтобы поднимать их до понимания истинного положения». Наши аплодисменты, Геннадий Андреевич!

Мы согласны с утверждением Геннадия Андреевича, что «двигателем разрушения Союза и прогрессирующего распада России стал воинствующий национализм». «Уклон к национализму», об опасности которого неоднократно предупреждал И.Сталин, возобладавший в период перестройки, отражал «попытки «своей» национальной буржуазии… восстановить капитализм» (И.В.Сталин. Сочинения. Т.18, с.513). «Капиталистическая реставрация» и «националистическое движение» в СССР были «неразрывно слиты», – говорит Геннадий Андреевич. Это – исторический факт, лишний раз подтверждающий марксистский закон развития капитализма, который Зюганов сегодня точно воспроизводит в своей речи: «поднимающаяся буржуазия не может на первоначальном этапе своей революции подниматься под каким-либо иным флагом, кроме национального. Русская буржуазия поднимается ныне под точно таким же флагом».

Для любого марксиста связь между противоречиями социальными, между имущими и неимущими, и противоречиями межнациональными очевидна. В Советском Союзе, говорит Зюганов, «непримиримости не было именно потому, что были социализм и Советская власть, разрешившие коренные социальные проблемы и попутно снявшие национальные вопросы. А как только капиталистическая реставрация возродила социальные противоречия, попутно возродилась и национальная неприязнь». Таким образом, лидер КПРФ правильно определил причины обострившихся межнациональных противоречий.

Не вызывают у нас возражений и характеристики, даваемые Зюгановым экономически господствующему классу. «Новый класс крупных собственников, сложившийся в постсоветской России, – по его убеждению, – не только не укоренен в национальную и культурную почву нашей страны, но является лишь отрядом «приказчиков» транснационального капитала. В сущности, он представляет собой модернизированное издание компрадорской буржуазии. Это – каток, сминающий все русское, советское и народное в России».

«Лейтмотивом всей «политики реформ», проводимой этим господствующим классом, являются экономическая экспроприация и социальная маргинализация основной массы населения России». Результатом такой политики, считает Зюганов, стало разделение «социально на «новых» и «старых» русских, пропасть между которыми углубляется с каждым днем». «С реставрацией капитализма в России, с утверждением его в криминально-олигархическом виде, русская культура превратилась в главный объект духовной агрессии капитала. Она последовательно убивается, вытаптывается, извращается, злобно фальсифицируется».

В таких условиях, действительно, не приходится говорить «о единстве нации». «Этот лозунг, – говорит Г.Зюганов, - сплошь и рядом используется для затушевывания непримиримых классовых противоречий». «Путинский патриотизм», по его убеждению, призывает «забыть» о классовом угнетении внутри нации ради спасения ее как единого целого». Зюганов повторяет положение программы КПРФ о необходимости «борьбы с эксплуататорами внутри собственной страны». «А непременным условием борьбы за социализм является интернациональное сплочение и единство трудового народа». Что тут возразить?

Не обходит стороной Зюганов и факт социальной неоднородности и противоречивости воззрений между различными отрядами господствующего класса. «Мы видим в политике российской верхушки, – говорит он, – переплетение самых разных элементов – и космополитизма, и национализма. А значит и в социально-экономических делах не может быть простых решений». Их борьба является сегодня основной тенденцией общественного развития. «Демонстративный космополитизм периода капиталистической реставрации сменяется ныне демонстративным национализмом периода стабилизации».

продолжение

9

Таким образом, отмеченные выше пункты зюгановской речи идут в русле базовых марксистских положений. Однако в целом речь Зюганова – это очередной образец уникальной идейной мимикрии, стремления соединить несоединимое, пример отречения от всего, в верности к чему он только – что поклялся. В этом Зюганов неизменен. Иного в общем-то от классического оппортуниста ждать и не приходится.

Поклявшись в верности классовому подходу Зюганов тут же предложил дополнить его национальным. В этом плане, кремлевский идеолог В.Сурков более последователен: в своей последней статье «Национализация будущего» он просто отбрасывает классовый подход. Нация (понятно, какая? Здесь он с Зюгановым един) у него главный субъект истории.

Однако В.Сурков во многих вопросах мыслит также, как говорит Геннадий Андреевич: «Думаю, что на сегодняшний день такого рода нитью, позволяющей размотать клубок тех сложнейших проблем, что существуют в российском обществе, является русский вопрос. То есть вопрос о положении русских в российском обществе. Об их месте в сфере экономики, о системе социальных отношений, политике и культуре». Хотя тут же в своей речи Зюганов процитировал Ленина: «Как указывал Ленин, «в каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная) – притом не в виде только «элементов», а виде господствующей культуры». «Признаков этого господства вокруг нас» Зюганов видит (или говорит, что видит) «чудовищно много».

Вот почему для настоящего марксиста очевидно, что не «русский вопрос» является «такого рода нитью, позволяющей размотать клубок тех сложнейших проблем, что существуют в российском обществе», а положение «трудящейся и эксплуатируемой массы» независимо от ее национальной принадлежности. Поэтому-то коммунисты на деле (а Зюганов, как видно, только на словах) ратуют за «интернациональное сплочение и единство трудового народа». Поэтому для нас не существует отдельных национально окрашенных «вопросов».

Хочется спросить Геннадия Андреевича: а существуют отдельные «татарский вопрос», «якутский вопрос» и (не сочтите экстремистом) «чеченский вопрос»? Должны ли коммунисты – татары ставить у себя такого рода вопросы или им объединиться, к примеру, с коми-пермяками во имя защиты только русского народа? Должны ли коммунисты – ингуши согласиться с Геннадием Андреевичем, что в силу своих неких национальных особенностей им не дано, в отличие от русских коммунистов, сохранять «в наибольшей мере» «преданность социалистической перспективе»? Что «коллективистский образ мысли и всей жизни» присущ только «русскому сознанию», а сознание рабочего-татарина абсолютно иное? Что только «русский патриотизм, русское национальное самосознание» являются «противниками антисоветских и антикоммунистических сил», а башкирский патриотизм не способен противостоять антисоветчикам и антикоммунистам?

Очевидно, что для нас, последовательных интернационалистов, такие утверждения немыслимы. Но они естественным образом вытекают, когда на первый план выпячиваются вопросы одной отдельно взятой нации.

Но «ведь сейчас каждую минуту на глазах у всего мира и при его молчаливом участии исчезает великая нация», - утверждает Зюганов. «А в самой Великороссии, прежде всего в ее исконных исторических областях, народ в буквальном смысле вымирает». «За 15 последних лет страна потеряла более 10 миллионов человек, из них 9,5 миллиона – русских». Это ли не геноцид русских, возмущается Зюганов? Вы, Геннадий Андреевич, ради простой объективности, привели бы цифры, сколько потеряли другие нации, проживающие России. Коми-Пермяцкий округ, к примеру, в числе лидеров по уровню самоубийств. Почему не ставится вопрос на Пленуме ЦК о защите коми-пермяцкого народа? Только потому, что, по Вашей логике, он не является «государствообразующим»?

Разве вопрос сохранения народа «в условиях системного кризиса российского общества» касается только русского народа? Разве «угроза потери национального суверенитета, территориального и культурного единства страны» касается только русского народа? Разве ежегодное уменьшение населения на 700-800 тысяч человек – только русских? Разве «качественная деградация человеческого потенциала», рост преступности, наркомании и т.п. – это специфически русские проблемы?

Готов разделить Ваши переживания по поводу «ужасающего положения» русской деревни. Ну, а в нерусских деревнях положение менее ужасающее? И разве татарские крестьяне меньше любят и уважают землю? И не станете же вы утверждать, что мусульмане меньше православных русских привержены «семье, к обычаям и традициям предков»? Но русская (да и не только, русская) деревня знает и другие описания: и об «идиотизме деревенской жизни», и о проделках всевозможных мироедов. И про «крестьянскую Вандею» понаписано тоже много.

Сколько пришлось повоевать В.И.Ленину со всякими «друзьями народа», а сегодня лидер якобы «главной коммунистической партии» сам среди них: народ-то русский у них все также антибуржуазен, «как народ по преимуществу крестьянский, свято хранящий ценности общинного коллективистского образа жизни». Упорно Зюганов с «друзьями народа» не хочет видеть среди этого «народа» мироедов. «Наш народ никогда не ставил меркантильные, потребительские свойства выше духовно-нравственных. Это и в основе православной религии, так же, кстати, как и мусульманства. Наша культура отвергает страсть к обогащению и индивидуализм. Нравственные ценности превыше всего!». Почитал бы лучше Геннадий Андреевич известного знатока русского крестьянства в 19 веке А.Н.Энгельгардта, который в своих письмах «Из деревни» называл крестьян «самыми крайними собственниками», ни один из которых «не поступится ни одной копейкой, ни одним клочком сена».

Так, может и не было никакой «буржуазной контрреволюции» 90-х, а, Геннадий Андреевич? Как же объяснить, что «русский народ – самый советский народ, по определению И.В.Сталина, – народ, совершивший прорыв в социалистическое будущее», так легко от него отрекся? Вы утверждаете: «Снизилась солидарность и чувство национального самосохранения русского народа. А ведь именно они служили главными скрепами Советского Союза и России. Помимо других причин, Союз распался еще и по причине политической пассивности русского населения союзных республик». Как это согласуется с Вашим утверждением, что «как только капиталистическая реставрация возродила социальные противоречия, попутно возродилась и национальная неприязнь»? Кто стал главной движущей силой этой реставрации, если по Вашему выходит, что у русского народа «снизилось» «чувство национального самосохранения»? Может, все-таки совокупная мощь многонационального российского капитала в союзе, как вы правильно подмечаете, с транснациональным и смела СССР и социализм? Вы же об этом и говорите вначале, и вдруг скатываетесь до полного отождествления «русского народа» с отнюдь не пассивными русскими капиталистами, наоборот, активно приближавшими свой час. Попадают ли эти русские капиталисты под Ваше определение «русского народа»?

Сталин имел все основания считать русский народ советским, но именно потому, что включал в него только трудовой народ, который смел господство своей «русской» (да и не только русской) буржуазии. Сегодня, цитируя Сталина, исключаете ли вы из «самого советского» русского народа отнюдь не советскую, а антисоветскую русскую буржуазию? Или тоже берете ее под защиту? Но тогда при чем здесь Сталин. Да, Сталин много хорошего сказал о русском народе. Но под ним он имел в виду только трудящиеся классы. В1930 г. он писал Демьяну Бедному: «Революционные рабочие всех стран единодушно рукоплещут советскому рабочему классу и, прежде всего, русскому рабочему классу, авангарду советских рабочих как признанному своему вождю, проводящему самую революционную и самую активную политику, какую когда-либо мечтали проводить пролетарии других стран… Все это вселяет (не может не вселять!) в сердца русских рабочих чувство революционной национальной гордости, способное двигать горами, способное творить чудеса» (Собрание сочинений. Т.18. Тверь, 2006. С.33).

Да, в выступлениях Ленина и Сталина вы найдете выражение «русский народ». Но это не мешало им видеть в нем классовые различия и при этом признавать заслуженное право русского рабочего класса считаться авангардом среди рабочих других национальностей в их классовой борьбе против «своей» и мировой буржуазии. «Интерес (не по холопски понятый) национальной гордости великороссов совпадает с социалистическим интересом великорусских (и всех иных) (!- А.Ч.) пролетариев» (В.И.Ленин. «О национальной гордости великороссов»). Вот она диалектика «национальной гордости» (не национализма!) и «пролетарского интернационализма». Что делает Зюганов? Он просто отбрасывает пролетарский интернационализм, эту альфу и омегу сознательного коммуниста.

Вместе с тем, на фоне эксплуатации «русского вопроса» жизнь уже предъявляет реальные примеры международной солидарности рабочих. Так, в поддержку забастовки рабочих «Форда» во Всеволожске в 2007 г. выступили рабочие «Форда» в Германии. «Мы с ними постоянно поддерживаем отношения через центральный профсоюз, – говорил тогда рабочий лидер А.Этманов. – Сейчас ведем переговоры и с Испанией, чтобы они не отгружали нашим машины. Если они поддержат – хорошо, нет – ну что делать. Я считаю, что на транснациональные корпорации нужно оказывать международное давление» (Огонек.2007.№8.С.4). Пока КПРФ на пару с «Единой Россией» разбирается с «русским вопросом», рабочие разных наций пытаются вместе противостоять мировому капиталу.

Собирается ли КПРФ на радость буржуям вбить клин между русскими рабочими и рабочими других наций? «У нас нет никаких иных ресурсов для ведения политической борьбы, кроме тех, что имеются в самом российском обществе», – заявляет Зюганов на первой научно-практической конференции КПРФ по русскому вопросу. А как же интернациональная поддержка трудящихся всего мира? Вместо нее предлагается самобытный «свой путь», исходя «из коренных свойств российского общества». Это полный разрыв с принципом пролетарского интернационализма и представлением, что социализм есть классовый идеал не «общества» ВООБЩЕ, тем более только русского или китайского, а пролетариата независимо от его национальной принадлежности.

Таким образом, КПРФ проталкивает в рабочий класс традиционную буржуазную политику, заключающуюся в противопоставлении рабочих, разведении их по «национальным квартирам», чтобы забыть забыли о классовом угнетении внутри нации «ради спасения ее как единого целого». Хотел Зюганов высечь «путинский патриотизм», а получилось, дует с ним в одну дуду.

Но мы готовы признать вслед за Зюгановым, что «в стране зреет и национальный протест». Но кто, в первую очередь, с ним выступает? Кто финансирует всевозможные окрашенные в «национальные цвета» организации и движения? Рабочие? Кому в первую очередь выгодно, чтобы иностранные торговцы ушли с наших рынков, кто более всего заинтересован, чтобы российские ресурсы не принадлежали иностранцам? Кто бы хотел ими монопольно владеть и распоряжаться? Русские рабочие или русская буржуазия?

В.Сурков, в отличие от Зюганова, в открытую говорит, в чьих интересах власть увлеклась сегодня вопросами «национальной самобытности» и «суверенной демократии». В интересах крупной национальной буржуазии! История свидетельствует, и Зюганов это хорошо знает (потому что проговаривается об этом): борьба национальной буржуазии за власть всегда ведется под национальными знаменами. Цель завоевания господствующего положения на внутреннем рынке, вытеснения конкурентов, какой бы нации они не принадлежали, объективно бросает национальную буржуазию в объятия шовинизма и национализма. Национальная буржуазия, когда ей выгодно, сделает все для укрепления «русского духа» и, поверьте, лучше, чем псевдокоммунисты из КПРФ.

Интересы изменяют мир. Но буржуазия никогда не откажется, если в этом деле (конечно, только в «интересах нации») и под ее руководством ей соберутся помогать трудящиеся массы вместе с их партиями. Верную же мысль высказал на научно-практической конференции по русскому вопросу секретарь ЦК КПРФ Д.Г.Новиков: «Рост национального самосознания русских – есть фактор роста национального самосознания других народов России. Этот рост – оружие обоюдоострое, смотря в чьих руках находится. Если пролетариат использует его для классовой солидарности, интернационального единства и борьбы против буржуазии; буржуазия использует для противопоставления народов, отвлечения от классовой борьбы пролетариата. Нужно разобраться, как коммунисты собираются использовать в целях социализма рост национального самосознания, а не выдвигать в «центр общей национально-освободительной борьбы русский вопрос».

В начале 90-х годов занятый переделом советского наследства национальный капитал, в силу своей придавленности компрадорами не имевший собственной партии, предоставил коммунистам возможность озвучивать «национально ориентированную» проблематику. Теперь он укрепился настолько, чтобы создать уже «свою», чисто буржуазную, очищенную от старой советскости, партию, которая будет выражать ее «национальные интересы» лучше, чем упорно держащаяся за «русскую идею» КПРФ.

Обрушиваясь (и справедливо!) на компрадорскую буржуазию, этого «приказчика транснационального капитала», Геннадий Андреевич старательно обходит вопрос, а чем она хуже или лучше «национально мыслящей» буржуазии. Ведь когда вы говорите об ущемленном положении русских, вы должны конкретно показать, в чем проявляется эта ущемленность и для русских рабочих и для русских предпринимателей, и для русских крестьян, а самое главное, от кого исходит это ущемление. Ответ на этот вопрос и у кремлевского идеолога В.Суркова, и у оппозиционера Г.Зюганова удивительно похожи. И тот и другой обрушиваются на тех, «для которых солнце восходит на западе», на «ставленников враждующих олигархических кланов». И оба противопоставляют им «подлинную, народом взращенную и выдвинутую национальную элиту». Надо полагать, что эта элита и должна возглавить национально-освободительную борьбу, за которую ратует Геннадий Андреевич. Только нужно конкретизировать, кто имеется в виду под подлинной, народом взращенной и выдвинутой национальной элитой», «лучшими людьми страны», «цветом нации»?

Должна ли партия, называющая себя коммунистической, разрабатывать столь любимый Зюгановым механизм «рангового отбора» (И.Ильин), чтобы обеспечить «продвижение во власть настоящих национальных лидеров»? Или ее задача вместе с пролетариатом разбить существующую государственную машину капитализма? Нигде у КПРФ вы этого не найдете. Зюганова волнует поиск общественного устройства, гарантирующего наведение «всенародного правопорядка», и утверждение в России «сильной, национальной власти». «Как удержать энергию национального возрождения в конструктивных рамках»? – задался он вопросом на научной конференции. Зюганова беспокоит, что «безудержная русофобия» спровоцирует «народное возмущение», которое может «взорвать Россию изнутри». Ему этого не хотелось бы. Путину, Медведеву, Суркову тоже. Зюганов проговорился: русский вопрос понадобился, чтобы служить укреплению буржуазной России.

Отличие же подходов Зюганова и Суркова заключается в том, что первый хотел бы «соединить» социалистический идеал и «традиционные народные ценности», второй не предполагает никаких социалистических примесей.

Передовые рабочие любой национальности всегда поддерживали и поддерживают действительное национально-освободительное движение народов. Но мы знаем, что по своему классовому содержанию оно носило, носит и будет носить буржуазный характер. Борьба «своей» национальной буржуазии за монополию на внутреннем рынке пробуждает национальное сознание, проясняет сталкивающиеся интересы, а, значит, развивает политическое сознание вовлеченных в эту борьбу масс. Коммунисты допускают в таких целях «соединение» с национальной буржуазией (политика, как известно, предполагает самые разные союзы и объединения, вопрос только на чьей и на какой платформе), но не для реализации ее конкурентных притязаний, а для развития политического сознания трудящихся, для их борьбы за социализм.

продолжение

10

Коммунисты и “русский вопрос” (Часть 2)

Ради чьих интересов зовет нас на «национальный протест» Геннадий Андреевич? Ради тех, кому не нравится, что «80% собственности в России принадлежит восьми этническим кланам», среди которых русские якобы оказались без капитала? Коммунисты должны считать, что борьба за возрождение русского народа заключается в оттеснении этих «кланов» от собственности, власти, СМИ? КПРФ хотела бы, чтобы народ, скинул господство одних «кланов» и повесил себе на шею другой «клан», конечно, близкий и родной, потому что русский?

Таким образом, единство «русского народа», а, следовательно, единство русского рабочего с русским капиталистом, для Зюганова более значимо, чем классовая борьба великорусского рабочего в интернациональном содружестве с рабочими других наций против их «национальных» капиталистов и частной собственности вообще? Если так, то Геннадий Андреевич, выступая на словах против «затушевывания непримиримых классовых противоречий», на практике собирается делать прямо противоположное.

Справедливости ради надо отметить слова Зюганова в Политическом докладе 13 съезду партии: «Однако для трудящихся нет разницы между олигархами славянского происхождения и эксплуататорами из числа национальных меньшинств». Зюганов в полном в соответствии с установками партии на механическое соединение национального и классового, то склоняется в одну сторону, то в другую. В Зюганове – лидере как ни в ком другом проявляется сегодня вся внутренняя идейно-теоретическая, политическая, организационная противоречивость возглавляемой им партии.

Вот к чему неизбежно приводит попытка подменить реально существующий в буржуазном обществе национальный вопрос пресловутым « русским вопросом». Вместо того, чтобы противопоставить режиму развернутую и обоснованную партийную программу в национальном вопросе, Зюганов затевает соревнование с «Единой Россией» и администрацией президента за то, кто лучше скажет про «русский вопрос».

Но даже тогда, когда Г.Зюганов берется рассуждать о «национальной политике», а не о «русском вопросе», он скатывается до прямых фальсификаций. «Суть национальной политики Советской власти первых послереволюционных лет заключалась в ликвидации фактического национального неравенства», – правильно замечает Зюганов. Но дальше следует весьма своеобразная интерпретация этой политики Советской власти. «Ясно, что эта политика обусловливалась совершенно конкретными обстоятельствами места и времени. И она приносила успех, пока соответствовала объективным задачам, пока обстоятельства не изменились». Можно подумать, что большевики действовали не так, как было написано на их знаменах, а вынуждено, под влиянием «конкретных обстоятельств». Обстоятельства изменились и потому «бездумное продолжение ее и после того, как это неравенство было в основном преодолено, губительно сказалось сначала на судьбе Советского Союза, а затем и самой России». Это уже прямая фальсификация, поскольку неравенство наций не было полностью преодолено, нации стояли на разных уровнях материального положения, а, следовательно, различались и по уровню развития национального сознания на протяжении всего советского периода. Но осознание русскими трудящимися, представляющими самую многочисленную нацию в многонациональной стране, себя как части единого советского народа, способность их к героизму и самопожертвованию (вспомним хотя бы, как русский и грузин водружали Знамя Победы над поверженным рейхстагом или как достойные представители семьи братских советских народов помогали отстраивать разрушенные землетрясениями Ташкент и Ашхабад) способствовали преодолению этого неравенства.

Неравенство еще более усилилось, когда в годы перестройки началось противопоставление народов, населявших СССР. И сегодня Зюганов, выдвигая на первый план некий «русский вопрос», продолжает эту политику противопоставления наций. Не надо видеть соринку там, где ее нет. Отнюдь не политика советской власти по преодолению неравенства между народами привела к тому, что «русский народ сам оказался в неравном положении в собственной стране» (по отношению к кому?), а капитализация, усиливающая социальное неравенство как внутри отдельных наций, так и между нациями, разрушила единство народов и советскую страну. И разрушает сегодня!

Одним штрихом Зюганов фальсифицирует всю (!) советскую историю. Вчитайтесь: «Советская модель российской культурной стратегии явилась долгожданным синтезом двух традиционных русских доктрин: державной – с ее идеей государственной самодостаточности и славянской – с ее концепцией славянского геополитического блока и культурного пространства. Воплощение в жизнь этой модели принесло нам победу в Великой Отечественной войне, дало ранг ядерной сверхдержавы. Позволило создать блестящую науку, первой вывело страну в космос». Авторам Декларации об образовании СССР1922 г., в которой четко объяснены причины создания и цели нового государства, подобные измышления могли только присниться. Но Зюганову такая «концепция» исторического развития России понадобилась для обоснования отнюдь не фантастических замыслов: «Россия вновь стоит перед необходимостью решения тех же трех громадных геополитических и цивилизационных задач, что и четыреста лет назад: прорыв к Балтике, собирание русских земель и выход к Черному морю, оформление четких границ на юге и юго-востоке, удержания сферы своего культурного воздействия».

Зюганов ни на секунду не задумывается над тем, пожелают или нет народы России и сопредельных государств заплатить дорогую цену за такого рода «прорывы». Он даже не задает вопросы, что должны делать, допустим, украинские трудящиеся, если русская буржуазия двинется на прорыв к Черному морю. И должны ли будут русские рабочие поддержать отечественный капитал в этих притязаниях? Впрочем, и такого выбора Зюганов трудящимся не оставляет. Ведь для него «великороссы, малороссы, белороссы, триединый народ. С одной верой, с одной культурой и общей Победой, с мало отличающимся языком (? –А.Ч.)». «И границы, произвольно проведенные под Псковом, Прохоровкой и Ростовом, ничего общего не имеют с историческими границами. Да русский народ оказался самым крупным разделенным и самым униженным народом».

Как известно, войны всегда начинались у границ. Геннадия Андреевича отнюдь не смущает, что русский народ и в советские годы был «самым крупным разделенным народом», поскольку «границы, произвольно проведенные под Псковом, Прохоровкой и Ростовом», никого не волновали. А не волновали потому, что и на Украине, и в Белоруссии, и в Таджикистане, русский человек чувствовал свою принадлежность к советскому народу. И Крым не считался ни украинским, ни российским, а Советским Крымом. Но Геннадий Андреевич далеко уже не советский человек, а русский патриот. Поэтому и провозглашает на научно-практической конференции «главной задачей нашей партии – спасение русского народа», «спасение государства Российского» (а не воссоздание СССР?). На ней Зюганов даже доказывал, что создатели советской государственности якобы тоже решали «русский вопрос» и в духе некоего «русского социализма», а Советский Союз он называет «новой геополитической формой тысячелетней Российской державы», более того якобы возрожденной «в новом державном облике Российской империи».

Зюганов вводит понятие «сталинская геополитическая доктрина» – «патриотическую концепцию «построения социализма в одной отдельно взятой стране», предполагавшую будто «форсированное возрождение державной мощи России». Зюганов такими идеями напрочь выхолащивает все советское.

А приписывая Сталину в качестве «главной геополитической задачи» создание «самодостаточной независимой от внешней конъюнктуры хозяйственной системы страны», Зюганов ничего не говорит о цели сталинской индустриализации создать материальную базу социализма. Зюганов таким образом выхолащивает еще и социалистическое. Ай да, коммунист!

Нельзя считать1917 г. успехом «русского народа», товарищ секретарь ЦК Д.Г.Новиков. А как же забастовки польских рабочих Лодзи? А бурливший рабочий Кавказ? Ответственность «в деле организации социально-классовой и национально-освободительной борьбы» лежит не только на «русских трудящихся» и «русской интеллигенции». А сколько среди большевиков было евреев, прибалтов? Неужели непонятно, что такой подход непродуктивен? Пусть высчитывают евреев в революционной партии черносотенцы и фашисты, мы будем считать рабочих-ленинцев.

Дальше всех в фальсификации ленинизма идет председатель ЦКРК КПРФ В.С.Никитин, который на научно-практической конференции в своем выступлении назвал марксизм-ленинизм «русским вариантом марксизма». При этом он понимается им не в революционном, а охранительном духе: социальные проекты, «внедряемые» в стране, «должны соответствовать (а не изменять?) типу общества, «исторически» в нем сложившемуся (назад, к самодержавию?), и его «миропониманию». Таким образом, заслуга Ленина, оказывается, не в том, что он творчески и по-революционному применил марксизм к специфическим условиям России начала 20 в., а осознал правильность витающей в голове Никитина «византийско-русской теории». И этот человек на руководящей должности в коммунистической партии! Дальше больше. Ленин, с точки зрения Никитина, будто бы исходил из «особенностей русского миропонимания», а не шел по пути, представленном в Манифесте Коммунистической партии. И Советы будто бы выбрал «как исконно русскую форму самоуправления», осмысленную якобы еще Кириллом и Мефодием в «Славянской кормчей» (9 век). И идея авангардной партии будто тоже сугубо русская. И идея социалистического соревнования это проявление «русского стандарта естественности». И стоял Ленин «твердо» на принципах известной только Никитину «русской философии Совершенства». И Сталин, оказывается, тоже стоял! Такая фальсификация марксизма-ленинизма даже злейшим врагам коммунистов не снилась.

Вот, как Сталин отвечал одному такому «патриоту» режиссеру А.Довженко по поводу сценария его фильма «Украина в огне», в котором тот, в частности, написал: «Помните, на каких бы фронтах мы сегодня ни бились, куда бы ни послал нас Сталин – на север, на юг, на запад, на все четыре стороны света, – мы бьемся за Украину!». Сталин ответил на это: «Если бы Довженко хотел сказать правду, он должен был бы сказать: куда ни пошлет вас Советское правительство – на север, на юг, на запад, на восток – помните, что вы бьетесь и отстаиваете вместе со всеми братскими советскими народами, в содружестве с ними наш Советский Союз, нашу общую Родину, ибо отстоять Союз Советских Социалистических Республик значит отстоять и защитить и Советскую Украину. Украина как самостоятельное государство сохранится, окрепнет и будет расцветать только при наличии Советского Союза в целом» (И.Сталин. Сочинения.Т.18. Тверь,2006. С.341). Как актуальны эти слова на фоне «торжества демократии» в современной Украине! И как злободневны из-за попыток Зюганова приписать победу в Великой Отечественной войне исключительно «российскому, русскому» народу! За такое во времена КПСС Зюганова записали бы в антисоветчики.

Мы готовы согласиться с Геннадием Андреевичем, что «конкретная форма национального вопроса в современной России» касается подавляющего большинства населения России, поскольку мы наблюдаем откровенную эксплуатацию ничтожной части общества, опирающейся на государственный аппарат, основной массы трудящихся, независимо от того, в какой части страны они проживают. Что же делает Зюганов? Он уводит наше внимание от этой эксплуатации, противопоставляя трудящихся «национальной сердцевины» трудящимся «национальных окраин». Если для Зюганова «национальная сердцевина» первична, то мой интернациональный долг взять рабочего «национальной окраины» под защиту от такого махрового русского держиморды.

Вы полюбуйтесь, как лидер партии, называющей себя коммунистической, выгораживает окрашенный в «русские» цвета капитализм: «Я не хочу сказать, что у нерусских народов нет будто бы никаких проблем. От последствий «перестройки» и «реформ» страдают все, в помощи нуждаются все ( и 60 долларовых миллиардеров тоже? –А.Ч.). И мы никогда и ни при каких условиях не скажем, что кого-то можно бросить на произвол судьбы (и не тронете богатство 60 долларовых миллиардеров? – А.Ч.).

Но сегодня приоритет – возрождение русского народа (в том числе процветание долларовых миллиардеров русской национальности? – А.Ч.), его духовности и культуры. Ибо центробежные факторы, под воздействием которых разваливается Россия, сегодня другие. Раньше это было ущемленное положение национальных меньшинств (кто и как их ущемлял, не ясно – А.Ч.). А сегодня – это ослабление русского народа как естественного центра притяжения» (надо полагать, что количество миллиардеров русской национальности и их состояние не прирастает, и это тоже беспокоит Геннадия Андреевича – А.Ч.).

«Задача в укреплении единства и мощи русского народа ради восстановления его роли как центра притяжения» (единства обираемого русского рабочего с жирующим русским буржуем? – А.Ч.). А если татарские капиталисты пожелают «укрепления единства и мощи» татарского народа и выступить в качестве «центра притяжения», как на это должны отреагировать татарские и русские рабочие? По всей видимости, осуществлять установки большого «русофила» Геннадия Андреевича Зюганова.

продолжение на следующей странице


Вы здесь » Бирюч коммунистов » Выборы в России » КПРФ — политический банкрот. Не отсудили наши голоса? Больше не дадим!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC